Вмешательство Конгресса США в российско-германский энергетический проект

Украина

11 декабря палата представителей Конгресса США приняла резолюцию против строительства газопровода «Северный поток — 2», высказав опасения, что увеличение притока российского газа в Европу «усилит контроль Москвы» над поставками энергоносителей. Резолюция была принята на основании закона «О противодействии противникам Америки посредством санкций» (Countering America’s Adversaries Through Sanctions Act – CAATSA), подписанного президентом Трампом 2 августа 2017 года.

Планируемый ввод в строй российско-германского газопровода депутаты Конгресса сочли радикальным шагом назад для энергетической безопасности Европы и интересов США. Резолюция содержит не только призыв к президенту Дональду Трампу «использовать все имеющиеся средства для поддержки европейской энергетической безопасности», но и призыв к европейским правительствам отказаться от участия в проекте.

Конгрессменам явно отказывает умение видеть факты в настоящем свете и называть вещи своими именами.

Правительства не участвуют в строительстве газопровода. В проекте участвуют пять крупных европейских компаний (OMV, Shell, Engie, Uniper и Wintershell), и каждая из них вкладывает в строительство «Северного потока — 2» по 950 млн евро. Есть основания полагать, что в этих компаниях понимают свой интерес не хуже заокеанских конгрессменов. В то же время для энергетических компаний – партнёров Газпрома по проекту и подрядчиков, выполняющих заказы, связанные со строительством, угроза существует. В день принятия резолюции Конгресса помощник госсекретаря США по энергоресурсам Фрэнсис Фэннон заявил о несовместимости с трансатлантическими ценностями ведения бизнеса с Nord Stream (международная компания, оператор строительства газопровода «Северный поток — 2»). «Позиция США достаточно ясна. Мы выступаем против «Северного потока — 2» и призываем все стороны выйти из проекта», – сказал Фэннон.

Учитывая, что в Евросоюзе есть правительства, разделяющие такие воззрения (Польша, страны Балтии, Словакия, обеспокоенная перспективой прекращения газового транзита через Украину и сокращения собственных доходов от транзита), резолюция Конгресса стала обращением не к европейским странам вообще, а к Германии. Эта та самая линия, которую президент Трамп заявил в июле 2018 года, назвав Германию, заинтересованную в запуске «Северного потока — 2», «заложницей» России.

В самой Германии положение непростое. В Страсбурге 10-13 декабря прошли пленарные заседания Европарламента, и 12 декабря состоялись слушания по соглашению об ассоциации с Украиной. В резолюции по докладу «О реализации Договора об ассоциации ЕС – Украина» был внесён пункт 79: Европейский парламент «вновь указывает на решающую роль, которую играет Украина в сети снабжения Европы энергоресурсами; осуждает строительство газопровода Nord Stream 2, потому что речь идет о политическом проекте, который угрожает европейской безопасности и усилиям по диверсификации энергоснабжения; требует, чтобы проект был свёрнут».

Поскольку проект резолюции, за которую проголосовала палата представителей, был внесён в Конгресс ещё летом, нетрудно понять, что голосование в декабре стало реакцией на инцидент в Керченском проливе. Это связано и с итогами промежуточных выборов 6 ноября, после которых Нэнси Пелоси, лидер фракции Демократической партии в нижней палате Конгресса, пообещала, что «завтра в Америке настанет новый день». В повестку «нового завтра» входит ужесточение антироссийской риторики и антироссийской политики.

Однако есть существенное отличие между голосованием в палате представителей Конгресса США и голосованием в Европарламенте: если в первом случае резолюция была принята двухпартийным большинством и поддержана полным составом нижней палаты, то во втором случае расклад сил был иной: при 433 поддержавших резолюцию, 105 европарламентариев проголосовали против и 30 воздержались. Американское единодушие в вопросе о российско-германском газопроводе прокомментировал известный немецкий политолог Александр Рар: «Я спрашиваю себя: какое отношение американский Конгресс может иметь к энергетическим вопросам европейского масштаба?»

Нелогичность принятой Европарламентом резолюции бросается в глаза: Европу беспокоит зависимость от российских поставок, но не смущает ключевая роль Украины в системе европейского энергоснабжения. Проект резолюции представлял депутат от Германии, христианский демократ Михаэль Галер, повторивший обвинения России в том, что она дестабилизирует Украину, и утверждавший​​​​​​​, что лишь необходимость газового транзита удерживает Россию от «действительно серьёзной» агрессии против Украины.

Идеи такого рода внушаются европейцам постоянно. Ещё в октябре в Европарламенте был принят доклад​ с требованием остановить строительство газопровода. Его авторы утверждали, что удвоение пропускной мощности газопровода, доставляющего российский газ в Западную Европу без посреднических услуг со стороны восточноевропейских государств, не отвечает общеевропейским интересам в диверсификации импорта этого топлива. Тогда Европарламент высказался за изучение возможностей импорта СПГ и поддержку «северо-южного» газового коридора (то есть поставки в Европу газа, который Польша собирается импортировать из США и Норвегии). Это противопоставление (строительство СПГ-терминалов против проекта «Северный поток — 2») было сформулировано ещё весной 2016 г. комитетом по промышленности Европарламента, призвавшим Еврокомиссию увеличить поддержку строительству терминалов.

Под таким давлением правительство Германии дало понять, что рассматривает возможность своего участия в финансировании строительства первого на территории страны терминала по приёму СПГ. Рассматриваются планы строительства трёх терминалов. Однако до сих пор Берлин отстаивал свою позицию по «Северному потоку — 2», отказываясь ставить палки в колёса участникам проекта. Хотя голоса противников «Северного потока — 2» звучат в Германии громко. Это христианский демократ Эльмар Брок (глава фракции Европарламента, к которой принадлежит Михаэль Галер), это Норберт Рётген (председатель комитета бундестага по внешней политике), это верхушка партии зелёных, особенно Райнхард Бютихофер. Одни немецкие СМИ навязывают читателям мнение, что «Северный поток — 2» – это «геополитическая катастрофа Германии», другие высказывают​​​​​​​ противоположное мнение: «Если бы Трамп был немецким политиком, то в случае с Nord Stream 2 он сказал бы: «Germany first!» Так что нашему правительству стоит сохранить проект».

В настоящее время строительство газопровода в Балтийском море идёт полным ходом. Уложено 300 км труб (четверть общей протяжённости), работы на мелководье у берегов Германии близятся к завершению, два корабля укладывают трубы на глубинных участках. Ожидается, к концу 2019 г. трубопровод должен быть сдан в эксплуатацию.