Страна.UA: План Сайдика. Что в ОБСЕ готовят для Донбасса и почему эти предложения пока никому не понравились

Украина

Процесс урегулирования конфликта на Донбассе могут облечь в новую форму, которая уже прошла первичное согласование странами «нормандского формата» — Украины, России, Германии и Франции. Новый план авторства спецпредставителя руководителя ОБСЕ в Украине Мартина Сайдика еще в декабре был представлен на заседании Совета министров иностранных дел ОБСЕ в Милане, где присутствовали представители Украины, России, Германии и Франции.

Что означает этот план и насколько велики шансы его воплощения в жизнь, анализирует «Страна». 

Мирный сценарий Сайдика

Детали нового мирного плана для Донбасса спецпредставитель руководителя ОБСЕ в Украине Мартин Сайдик раскрыл в интервью австрийской газете Kleine Zeitung.

Этот австрийский дипломат с 45-летним опытом работы в сфере международных отношений был назначен спецпредставителем председателя ОБСЕ по Украине еще летом 2015 года. В свое время он изучал право в Московском университете, а затем еще 5 лет работал атташе в посольстве Австрии в Москве, он хорошо говорит по-русски, а также знает еще 4 языка — английский, немецкий, французский и итальянский. Он также является действующим представителем Австрии в ООН. 

Ключевыми в плане Сайдика стали три момента.

Во-первых, Сайдик предложил, чтобы ООН и ОБСЕ действовали не параллельно, а вместе под общим руководством во главе с так называемым специальным представителем: это касается как военного и полицейского компонентов со стороны ООН, так и наблюдательной миссии ОБСЕ, которая уже действует на местах. В плане Сайдика и ООН и ОБСЕ отводится важная роль «менеджерить» местные выборы на неподконтрольных территориях. 

«На протяжении последних лет мы видели, что именно в Минских договоренностях является не совсем четким. Важный момент: для реализации центрального элемента — проведения местных выборов — требуется помощь извне. Мы пришли к выводу, что это может быть только ООН. ОБСЕ имеет задачу оценивать выборный процесс, а поэтому она не может организовывать выборы. К тому же следует учитывать аспект безопасности», — процитировало Сайдика издание.

Вопреки переводам на некоторых сайтах, что Сайдик, якобы, предложил своим планом заменить Минские соглашения, из его цитаты можно, наоборот, увидеть, что он выдвинул сценарий их выполнения. В котором особая роль отведена политической части Минских соглашений — проведению выборов и амнистии. Об этом еще будет идти речь ниже. 

Во-вторых, спецпредставитель мониторинговой миссии подчеркнул, что новый мирный план должен быть подписан руководителями стран «нормандской четверки» — Украины, России, Франции и Германии. Еще один аспект этого плана ясен не целиком — так, говорится, об утверждении его «парламентами», но не указано, каких стран. 

«Необходимо соглашение, которое действительно будет иметь вес в политическом и правовом плане. Минские договоренности не ратифицировал ни украинский, ни российский парламенты. И это, конечно, проблема. Наша идея заключается в том, чтобы получить такой ​​политический вес, на который потом все опираются при реализации документа, который также должен быть одобрен парламентами», — заявил Сайдик.

В-третьих, кроме специальной миссии ООН и ОБСЕ мирный план предполагает организацию некоего Европейского агентства по восстановлению Донбасса. По его мнению, агентство должно быть создано по аналогии подобного на Балканах. Одновременно по этому плану предлагается создать переходную администрацию ООН, которая должна отслеживать исполнение пунктов документа и способствовать реинтеграции неподконтрольных районов Донбасса в правовое поле Украины. 

«Смысл этого мероприятия заключается не в устранении местного населения от власти, а наоборот, в обеспечении того, что его права будут обеспечены. Сюда относится и элемент амнистии», — добавил спецпредставитель действующего председателя ОБСЕ. Он также заявил, что Минские договоренности предусматривали, что представители ОРДЛО участвуют в процессе и будут услышаны, и так должно быть и после принятия нового «всеобъемлющего соглашения».

Дипломат отметил, что численность миротворческой миссии ООН в Донбассе пока не рассчитывалась, однако он не думает, что речь будет идти о таких больших цифрах как 20 тысяч человек, как заявлялось ранее. 

Интересно, что упомянутая Сайдиком встреча министров иностранных дел в Милане, на которой обсуждались детали этого мирного плана, состоялась еще в первых числах декабря 2018 года. Кроме того, уже в нынешнем году министр иностранных дел Германии Хайко Маас приезжал в Украину и вел переговоры с главой украинского МИД Павлом Климкиным.

Но, несмотря на это, до сих пор в Украине обсуждения новых форматов разрешения конфликта на Донбассе были окутаны мраком тайны. Обнародование Сайдиком этой информации частично поясняет режим такой секретности — его слова о том, что парламенты должны «узаконить» такой план, означает, что перед Верховной Радой Украины станет вопрос о голосовании за этот формат. А затем и президент Украины (нынешний или следующий) окажется перед необходимостью поставить на договоренностях свою подпись, совместно с главами других стран Нормандского формата — кроме Украины, это также Россия, Германия и Франция. 

Подмена же этим мирным планом Минских соглашений, как это было поспешно подано некоторыми СМИ, выглядит нереалистичной из-за целого ряда причин. Во-первых, сам Сайдик прямо высказался о необходимости выполнения политической части Минска — в частности, выборов и амнистии. А во-вторых, привлечение ООН к этому процессу только лишний раз напомнит, что призыв к скорейшей реализации Минских соглашений прямо прописан в резолюции Совета Безопасности Организации объединенных наций. 

Таким образом, этот план фактически можно воспринимать как «дорожную карту» выполнения Минских соглашений, а посему — возникает неизбежный вопрос, не будет ли он похоронен под грудами других бумаг, как и предыдущие мирные планы, предлагаемые целым рядом зарубежных и дипломатов и экспертов — формула Штайнмайера и Эро, планы Мореля, Киссинджера, а также отечественных политиков — Виктора Пинчука, Андрея Артеменко и Арсена Авакова. 

Тем более, в Киеве пока настороженно отнеслись к озвученному плану. 

«Минские договоренности были утверждены в ООН. Нужно тщательно изучить детали предложения, чтобы понимать, что Мартин Сайдик имел в виду. На самом деле эта идея мне не очень нравится», — говорит народный депутат от Блока Петра Порошенко Александр Бригинец.

Реакция извне

Официальной реакции на заявления Мартина Сайдика еще не последовало ни в Киеве, ни в Москве. Впрочем, пустышкой его уже назвал директор Центра политической конъюнктуры Алексей Чеснаков (политолог близкий к Владиславу Суркову и занимается вопросами Донбасса). Он заявил, что позиция Москвы по вопросу Минских соглашений неизменна — они должны быть полностью выполнены. 

«Внимательно прочитал как предложения господина Сайдика, так и его комментарии к этим предложениям, — сказал российский эксперт. — Из всего предлагаемого потока идей вряд ли кому-нибудь будет хорошо понятно, в чем политическая и содержательная ценность документа и почему он появился именно сейчас. Возможно, это непонятно даже самому господину Сайдику… Судя по объяснению Сайдика, он и сам не очень рассчитывает на реалистичность предлагаемого плана и говорит лишь о желании «показать возможность того, что есть способы работать. Возможно, координатор Контактной группы от ОБСЕ на переговорах в Минске сильно устал и решил под конец карьеры предложить хоть что-нибудь, чтобы не выглядеть столь беспомощным. Поэтому и получилась какая-то пустышка».

Инициативу представителя ОБСЕ по Донбассу назвали противоречащей Минским соглашениям и в самопровозглашенной «ДНР». «Заявление спецпредставителя ОБСЕ Мартина Сайдика в корне противоречит тем договоренностям, которые были одобрены на высшем международном уровне — Советом Безопасности ООН, — говорится в заявлении, распространенном Донецким агентством новостей. — Более того, под комплексом мер по выполнению Минских соглашений стоит, в том числе, подпись представителя ОБСЕ, что делает документ обязательным к исполнению данной международной организацией».

«План для нового президента»

Между тем, большинство опрошенных «Страной» экспертов говорят о том, что этот план мог бы стать той дорожной картой, которая приведет к миру на Донбассе. Но шансы на то, что этот план заработает в условиях предвыборных кампаний на пост президента и в парламент, ничтожно малы. 

«Шансов на его реализацию до конца парламентских выборов нет, — говорит «Стране» политолог Руслан Бортник. — План идет частично по боснийскому сценарию. Он еще может устроить Россию и сепаратистов, которые его могут воспринимать как дорожную карту Минских соглашений. Но он никак не устраивает нынешнюю власть. То есть, это рабочий инструмент для применения, но сегодня его не только некому применить, но и некому обсуждать. В Украине на повестке дня только один вопрос — выборы, в России ждут смены власти после них». 

Вопреки звучащим из Москвы и неподконтрольных территорий мнениям, план Сайдика предполагает довольно выгодные условия для ОРДЛО — выборы на Донбассе проводятся без вывода вооруженных формирований сепаратистов (которым готовится амнистия). С другой стороны, ввод на Донбасс совместной миссии ООН и ОБСЕ и совместное руководство с военным и полицейским компонентами целиком соответствует требованиям Украины. То есть, в документе есть ряд преимуществ для каждой стороны. 

«Это план под новую власть: под нового президента и под новый парламент, — говорит «Стране» политолог Вадим Карасев. — Это не капитулянтский план, и он имеет целый ряд преимуществ для Украины — заходит совместная миссия ООН и ОБСЕ, создается агенство по восстановлению Донбасса, его контролирует ООН и ОБСЕ, значит и деньги будут. Он не является категорическим неприемлемым для второй стороны, так как предполагает амнистию, и гарантирует, что выборы будет проводить ООН и ОБСЕ. То есть, есть шанс что к концу 2019 план заработает в полную силу. Если россияне согласятся с этим планом, а Верховная Рада его ратифицирует, то такие выборы могут пройти в 2020 году. При чем, одновременно могут пройти довыборы в парламент на неподконтрольной территории, и местные выборы». 

По словам политолога, для нынешней власти подписываться на этот план рисковано, так как «половина политической элиты клеймят Минские соглашения». 

«Мы уже видим, что план преподносят так, что это не Минские, а вместо Минских соглашений. Так шансов больше, что местные политические силы не отстраняются. Если план будет согласован со всеми участниками нормандского формата, то тут уже не обойдешься подписью Кучмы, нужна будет подпись президента Украины. На фоне паралимитарной воинственной триады Порошенко «армия — вера -мова» мирный план по Донбассу звучит как когнитивный диссонанс. Порошенко и так с трудом пытается мобилизовать на этих лозунгах свой электорат. Поэтому сейчас эту тему не будут газовать, попытаются ее куда-то спрятать в электоральное подсознание», — говорит «Стране» Вадим Карасев. 

Выводы из плана Сайдика

Из слов Мартина Сайдика можно выделить ряд наиболее важных моментов:

1. Военно-гражданскую власть на Донбассе от начала до конца будет регулировать ООН. Организация, где у России есть мощные рычаги влияния. Что в перспективе может означать согласие Москвы на предлагаемый проект (несмотря на нынешнюю негативную реакцию). А ведь именно РФ тормозила почти все «мирные планы», которые за последний год предлагал Запад (впрочем, было и наоборот). Поэтому ее согласие — ключевой момент. 

2. Во временную администрацию войдут представители как максимум «ЛДНР», а как минимум — местного населения (читай: «старых» донецких элит). Этот пункт станет предметом серьезных торгов, и в ходе прений могут родиться самые разные комбинации такого представительства. Разумеется, РФ будет лоббировать как можно большее число «своих» людей в такой администрации. Но важно, что Сайдик открывает для них дверь. 

3. Миротворцев много не будет. А значит, не будет их одномоментного ввода и на всю территорию «ЛДНР», включая границу, чего хочет администрация Порошенко. Ведь даже 10-15 тысяч «голубых касок» ничего не сделают с куда более многочисленными силами поддержанных Россией сепаратистов. То есть миротворцы смогут действовать лишь на локальных участках — например, линии разграничения, где идет основная стрельба. На чем, кстати, и настаивал изначально Владимир Путин. 

4. Более высокий статус соглашений. Обязательная ратификация в парламентах снимет аргументы сторон о том, что договоренности не имеют силы — как было с Минском-2, на которых стоят подписи «политических пенсионеров» и не признанных даже Москвой представителей «ЛДНР». 

5. Отдельные интересы Евросоюза. Судя по всему, ЕС со своим «агентством по реконструкции», которое не подчиняется ООН, станет финансовым рычагом Брюсселя на Донбассе. Который станет выделять деньги на восстановление региона только в том случае, если базовые договоренности не будут нарушаться. Или если не будут страдать интересы самого Евросоюза. Тем более, по Минским соглашениям у ЕС были обязательства, похожие на те, что предлагает Сайдик — только менее конкретные. 

Вышеперечисленные пункты могут быть теоретически приняты в Москве. Но есть момент, который в Кремле будут лоббировать отдельно — и о чем тот же Сайдик ни слова не пишет. Ведь его план касается пока лишь механизмов перехода Донбасса из-под сепаратистов под власть ООН. Но не говорит о том, что будет дальше.

Между тем Москва неоднократно акцентировала, что ее волнуют не столько модальности перехода, сколько то, что будет после него. РФ интересует широкая автономия региона — с самостоятельной языковой политикой, местной полицией, судами и определенной независимостью в установлении внешних связей. Ничего этого в «плане Сайдика» нет (зато есть в Минских соглашениях — почему Москва и держится за них). 

То есть основные дискуссии будут идти вокруг того, кто реально будет руководить регионом после военного урегулирования. 

А вот по временным администрациям — и даже по представительству в них членов «ЛДНР» — компромисс более вероятен. Об этом говорит и недавняя информация представителя Украины в Минске Евгения Марчука. 

Напомним, что Марчук в ноябре заявил о найденном компромиссе по Донбассу «на 30%». По его словам, стороны сошлись на необходимости поэтапного введения «голубых касок».

«Я представляю Украину еще в двух группах по Донбассу. Одна из них касается мандата миротворческой миссии ООН, который был бы компромиссным. Там не принимают участие ОРДЛО. Кроме Украины и России туда входят США, Великобритания, Германия, специалисты ООН по миротворческим миссиям, Нидерланды. Последняя встреча состоялась в Братиславе. Мы там пришли примерно к 30% консенсуса, но это рабочий уровень. Возможность продвижения появилась, когда стороны согласились миротворческий процесс разбить на 4-5 этапов», — сообщил он.

По его словам, у сторон есть согласие насчет временных администраций на Донбассе. 

«Второй блок документов — это переходные компоненты: переходная юстиция, переходные администрации, амнистия, выборы. Там непросто, но по некоторым точкам относительно формирования переходных администраций есть согласие. Например, если взять поэтапное введение миротворцев, то первый этап — это линия фронта и нормализация жизни в прифронтовой зоне. В переходных администрациях старшим может быть миротворец или по согласию, но обязательно должны быть представители и с оккупированной части и с не оккупированной», — сказал Марчук.

Из всего этого ключевым является пункт о том, ввод миротворцев должен быть поэтапным. И сначала будет введение контингента ООН на линию разграничения (это совпадает и с «планом Сайдика»).

Напомним, до сих пор вопрос миротворцев тормозился тем, что были две несоприкасающиеся точки зрения – украинско-американская и российская. Первая состояла в вводе миротворцев на всю неконтролируемую часть Донбасса, вторая – в вводе их только на линию разграничения. 

Если действительно в Братиславе пришли к компромиссу, о котором говорит Марчук (что миротворцы сначала вводятся на линию разграничения) это уже действительно серьезный прогресс.

Галина Студенникова