Как генерал-губернатор Румянцев окончательно избавил Малороссию от татарской угрозы

Украина

250 лет назад, 25 января 1769 г., завершился последний крупный набег воинов Крымского ханства на южнорусские земли. Он открыл боевые действия русско-турецкой войны 1768-1774 гг., получившей впоследствии название Румянцевской.

По замыслу организаторов набега, крымские татары и ногайцы должны были тремя группами вторгнуться в пределы Новороссийской губернии и Малороссии, разорить эти российские провинции, оказать помощь польским конфедератам в Польской Украине. Тем самым предполагалось затруднить подготовку России к главным кампаниям той войны.

По воспоминаниям французского резидента в Крыму барона Франца Тотта, в поход выступили около 200 тыс. подданных и союзников хана Крым-Гирея (историки считают это число несколько завышенным). Из них под предводительством самого хана половина войска следовала на Елизаветград. Два крупных отряда наступали по левому берегу Днепра к Бахмуту и к Северскому Донцу.

Крымское войско было весьма неоднородным. Его ядром являлась ханская гвардия, частью которой были казаки-некрасовцы. Татары называли их Игнат-казаками в честь повстанческого атамана Игната Некрасова, соратника Кондратия Булавина, который после поражения от царских войск увел своих казаков в пределы Крымского ханства.

В походе также участвовали ополчения провинций Крымского ханства, Эдисанской и Буджакской орд. Турецкий султан прислал 10-тысячный отряд сипахов (тяжёлой кавалерии). 

Главным препятствием на пути этого вторжения в Малороссию была Украинская укреплённая линия. Она была возведена в 30-х годах XVIII века между Днепром и Северским Донцом, включала в себя 16 крепостей, непрерывный вал и ров протяжённостью 302 км. Охрану линии осуществляла Украинская дивизия, сформированная из служилых однодворцев южнорусских губерний (преимущественно Белгородской и Воронежской). Служащие дивизии выполняли в том числе и функции пограничной стражи, таможенного контроля.

Дивизия находилась в подчинении генерал-губернатора Малороссии, начальника малороссийских полков и запорожских казаков графа Петра Александровича Румянцева. В начале 1769 г. по предложению П. Румянцева поселенные полки Украинской дивизии были переведены на регулярную основу и получили статус пехотных и драгунских.

Изменилась и тактика обороны Украинской линии. От статичной защиты растянутыми вдоль вала полками отказались. Укрепления были заняты лишь слабыми гарнизонами, основные же силы дивизии образовали три подвижных соединения, расположившихся за линией. В случае необходимости части дивизии быстро сосредоточивались на том участке, где возникала угроза прорыва укрепленных позиций.

Массированной атаки крымцев в 1769 г. Украинской линии испытать не пришлось. Польские конфедераты не предоставили хану обещанной артиллерии, а без неё осада Елизаветграда и крепостей линии была бесперспективной. Не сумев взять центр Елизаветградской провинции, орда пустилась грабить окрестные сёла и местечки, после чего ушла в польские владения, а затем в Бессарабию. Бои под Бахмутом и вовсе закончились бегством крымцев.

Украинская дивизия вошла в состав 2-й русской армии, прикрывавшей южные границы империи. Бывшие ландмилицейские полки были хорошо знакомы с местностью и потому сыграли важную роль в действиях армии. 

Основным результатом этого набега для Крымского ханства был захват более 1000 невольников под Елизаветградом и почти 800 пленённых жителей окрестностей Бахмута. Барон Ф. Тотт так описывал крымских татар, вернувшихся из этого набега: «В мешках, привязанных к сёдлам сидели дети, которых одни головы были видны. Впереди всадника дочь, сзади мать, на подручной лошади отец с сыном».

Граф Румянцев считал, что захват противником такого количества пленников стал следствием пассивной обороны гарнизона Елизаветграда. Он даже жаловался на действия командующего гарнизоном в Петербург.

Тем не менее, своих главных целей набег не достиг. В Малороссию крымцы не прорвались. Крым-гирей умер сразу же после завершения этой экспедиции. Как предполагал Ф. Тотт, хан стал жертвой отравления, организованного великим визирем. Не помог даже дар в 600 пленённых женщин, отправленных султану.

Аналогичная система подвижной обороны была применена П.А. Румянцевым в 1770-1772 гг. на Дунае и доказала свою эффективность уже в ходе военных действий против османов. Она позволила сковать на Балканах крупные османские силы, в то время когда 2-я армия Василия Долгорукого-Крымского практически беспрепятственно занимала Тавриду.

Вообще же благодаря тому, что генерал-губернатор Малороссии возглавил в той войне российские войска, Украина стала местом внедрения целого ряда прогрессивных военных нововведений.

Боевые качества казачьей кавалерии Пётр Румянцев познал ещё в годы Семилетней войны. В знаменитом рейде конницы Румянцева в Померанию (1758 г.) помимо 6 кирасирских эскадронов участвовало по 1000 выборных гусар и казаков. Донские и украинские казаки под командованием графа Румянцева участвовали в знаменитом Кунерсдорфском сражении, когда едва избежал плена сам прусский король Фридрих II Великий. П.А. Румянцев активно использовал казачьи отряды в ходе блестящей операции по взятию Кольберга. 

В своих донесениях будущий наместник Малороссии отмечал не только превосходное выполнение казаками разведывательно-диверсионных действий. Граф Румянцев указывал на эффективность использования «природной конницы» против лёгкой кавалерии противника, флангового прикрытия казаками регулярной конницы.

Однако в самой Малороссии казачество было гораздо больше занято хозяйственными делами, нежели несением ратной службы. Впрочем, на Дону ситуация была во многом схожей. В ходе подготовки к военным действиям против Турции в своих реляциях императрице и в Сенат генерал-губернатор доносил безрадостную для него ситуацию в Малороссийском казачьем войске.

По его словам, реальная численность казачьих полков и сотен была разбалансирована, оставляла желать лучшего дисциплина, выучка, вооружение казаков. «Большая часть выбранных к службе казаков употреблены в разные самонужные раскомандирования», — сообщал в Петербург Румянцев.

Возмутил П.А. Румянцева инцидент с перепиской верхушки Запорожского войска с Крымским ханством накануне начала военных действий. В рамках неё стороны договаривались о взаимном нейтралитете.

Стараниями графа осенью 1768 г. структура казачьих полков в Малороссии была упорядочена, в них были введены порядки, соответствовавшие военному времени. В дальнейшем генерал-губернатор инициировал распространение на малороссийское казачество военных уставов и других военных законов Российской империи.

Малороссийское войско в целом хорошо проявило в себя в той войне. В обеих русских армиях воевали свыше 15 тыс. приднепровских казаков, главнокомандующий неоднократно поощрял их, хлопотал о наградах у императрицы.

По сути инициативы Петра Румянцева предваряли создание Екатеринославского казачьего войска (куда вошла часть малороссийского казачества) Г. Потёмкиным и реформу Донского войска. Регулярные части этих войск находились под командованием армейских офицеров. Государство регламентировало порядок формирования, оснащения, снабжения данных казачьих подразделений, контролировало боевую подготовку «регулярных» казаков, модернизировало их тактические приёмы. 

Таким образом, Григорий Потёмкин — известный ученик, соратник и конкурент Румянцева — развил и законодательно закрепил важный принцип армейского строительства, высказанный героем Семилетней войны и наместником Малороссии. Впоследствии регулярные казачьи части и другие виды лёгкой конницы, созданные в рамках военной реформы Румянцева-Потёмкина, сказали своё веское слово в войнах России с Наполеоном.

Самая знаменитая реформа пеших войск, начатая Петром Румянцевым, также начала свой путь на Украине. В Подолии, где осенью 1769 — зимой 1770 гг. после боёв под Хотином находилась на зимних квартирах 1-я русская армия, граф Румянцев впервые сформировал батальоны лёгкой стрелковой пехоты — егерей. 

Осуществление этой реформы было обусловлено появлением нарезного огнестрельного оружия. Егеря обучались точной прицельной стрельбе, действиям в рассыпном строю, из засад, в тылу и на флангах противника. На поле боя они часто выполняли функцию «застрельщиков» (идущих впереди поисковиков), при взятии крепостей прикрывали штурмовые колонны. Их снаряжение было максимально облегчено, в обмундирование введены элементы маскировки.

Первые в русской армии команды егерей Пётр Румянцев сформировал ещё при осаде Кольберга в Померании (1761 г.). Возглавив главную русскую армию, он объединил егерские команды в батальоны.

Уже совсем скоро эти батальоны отлично проявили себя в ходе летней кампании 1770 г., повысив мобильность и огневую мощь русской армии на поле боя. К концу 1777 г. количество таких батальонов в русской армии достигло восьми. В преддверии следующей Русско-турецкой войны (Потёмкинской) началось формирование егерских корпусов, общая численность которых к концу Екатерининской эпохи достигла 39 тысяч человек.

Войска Румянцева одержали над турками ряд блестящих побед, и война с Турцией и польскими конфедератами завершилась победой России. По условиям Кючук-Кайнарджийского мирного договора Крымское ханство получало независимость от Османской империи. Это позволило раз и навсегда решить проблему татарских набегов, сотни лет разорявших земли Малороссии.

Но Петр Румянцев не только защищал край. Управляя Малороссией до конца жизни в 1796 г., он провёл ещё ряд преобразований, поучаствовал не в одной войне, воспитал множество офицеров и государственных деятелей (в т.ч. из числа малороссов).

После смерти генерал-губернатор был похоронен в Киево-Печерской лавре. Над надгробием в его честь в XIX в. были высечены слова: «Вставай, росс! Перед тобой гроб Задунайского».

Игорь Иваненко