Цветы для ВДВ: что может новое самоходное орудие «Лотос»

Украина

Новогодние календари оборонно-промышленных компаний порой приносят немало сюрпризов. Среди них и корпоративная продукция ЦНИИТОЧМАШ, который впервые показал, как будет выглядеть новейшее самоходное орудие 2С42 «Лотос». Что же оно собой представляет и зачем оно нужно ВДВ?

Некоторые СМИ почему-то посчитали, что «Лотос» должен заменить другую десантную самоходку —«Спрут». Но это, конечно, не так: «Спрут», по сути, лёгкий танк, и у него совершенно другие задачи, иногда не совсем понятные.

А заменить «Лотос» должен старенькие «ноны» на базе БТР-Д, которые поступили на вооружение в далёком 1981-м году.

2С9 «Нона» (источник фото)

В 90-е наследницей «Ноны» должна была стать 2С31 «Вена», которую спроектировали на основе наработок по опытной полковой самоходной 152-мм гаубице 2С18 ПАТ-С на шасси БМП‑3.

И это не случайно — вооружить такими самоходками планировали не только воздушно-десантные части, но и мотострелков.

САУ ПАТ-С (фото: Владимир Николаев)

«Вена» отличается от «Ноны» не только шасси и модернизированным орудием 2А80, но и современным прицельно-вычислительным комплексом. Системами топопривязки и обнаружения лазерных излучений ТШУ-2 «Штора-1». Двигатель УТД-29 мощностью 450 л. с. позволяет разгоняться до 72 километров в час. Вес САУ — в пределах 18-19 тонн.

САО 2С31 «Вена» (фото: Виталий Кузьмин)

После закупки опытной партии «вен» (ещё 18 штук купил Азербайджан) возникла идея построить семейство «Зауралец-Д». В требованиях этой ОКР значилась разработка 120-мм самоходного орудия на базе новейшей боевой машины десанта БМД-4. Также проектировался и 152-мм вариант для усиления артиллерийских подразделений ВДВ.

Что интересно, в качестве варианта шасси выбрали не только гусеничный движитель. Предполагалось также размещать САУ на шасси бронеавтомобиля «Волк III» — эдакий «Цезарь по-тамбовски в голубом берете».

«Зауралец-Д» (источник фото)

Со временем от 152-мм варианта отказались, по колёсной САУ новостей также пока нет. А вот 120-мм«универсалка» плавно перетекла в стадию ОКР «Лотос», которая стала «заменой и развитием» темы«Зауралец-Д». Госиспытания намечены по плану на 2019-й.

То есть главная цель разработки новой САУ — предельная унификации по шасси, на котором базируется и БМД-4, и БТРД «Ракушка», и, в перспективе, «Лотос» и ЗРК «Птицелов».

Удар парящего «Лотоса»

Так что же собой представляет САО «Лотос»? Это машина на базе БМД-4М с удлинённым на два катка шасси. Развивает скорость до 70 километров в час на шоссе и 40 — по грунту. Запаса топлива должно хватить на 500 километров марша.

«Лотос» впервые в практике российского машиностроения сконструирован по принципу золотого сечения. Так, по крайней мере, утверждают инженеры: «При его разработке реализован целый комплекс неординарных конструкторских решений, позволивших увеличить эргономику, живучесть, а также боевые и ходовые качества машины». Так это или нет — покажет время.

Но что ЦНИИТОЧМАШ не чужды поэзии, это точно. «Своеобразным вдохновением для нас стал цветок лотоса. Несмотря на внешнюю хрупкость, он растёт в тяжелейших условиях», — сказал представитель КБ Дмитрий Мелихов.

Конечно, не все цветы падают с неба!

Условия и правда непростые.

Весит самоходка 18 тонн. Исходя из принципа авиадесантируемости, возникает вопрос об идеальности этого «золотого сечения». Вряд ли защищённость улучшилась коренным образом. Ограничения по массе (для выброски из Ил-76) не дают усилить броню. Те же проблемы наблюдаются и со «Спрутами», и с БМД‑4М.

Мины добудете в бою!

В качестве основного оружия у «Лотоса» — 120-мм универсальное орудие. Модернизированная версия той самой пушки-гаубицы-миномёта, которая используется на «Ноне». Но благодаря автоматизации и новым боеприпасам, по заверениям конструкторов, дальность возросла до 13 километров, а скорострельность — шесть-восемь выстрелов в минуту. У орудия «Ноны» 2А51 эти параметры составляют четыре-восемь выстрелов в минуту, 12,8 км максимальной дальности и девять км — прицельной. Не особенно впечатляет?

Изначально это орудие создавали специально под специфические задачи ВДВ. Во главе угла лежали универсальность применения и действие в удалённости от источников снабжения. Потому пушка «Ноны» может потреблять как отечественные снаряды и мины, так и боеприпасы к натовским миномётам соответствующего калибра.

Комбинированное полуавтоматическое нарезное 120-мм орудие 2А80 (источник фото)

Те самые новые боеприпасы — управляемые мины КМ-8 «Грань» и снаряды «Китолов-2», которые «при выполнении боевых задач позволяют уменьшить: количество привлекаемых орудий — в два-три раза; расход снарядов — не менее чем в 50 раз; стоимость выполнения боевой задачи — в пять-десять раз». А ещё есть осколочно-фугасные, кассетные, кумулятивные снаряды и большая номенклатура отечественных и зарубежных оперённых мин (всего более 30 десятков наименований).

Некоторые 120-мм боеприпасы зарубежного производства, которыми может вести огонь САО 2С9 «Нона-С» и ей подобные. (фото: Десантура.Ру)

Сейчас 120-мм орудия постепенно вытесняет 122-мм калибр и из сухопутных войск. Пока Д-30 отправляют на службу в метеовойска, в некоторые мотострелковые соединения приходят самоходные «хосты». В стадии испытаний находится и колёсный «Флокс» в аналогичном калибре.

Колёсные «цветы»

Кстати, о «флоксах». «Лотос» может оказаться не единственным «огненным цветком» на вооружении ВДВ и сухопутных частей. Параллельно испытывается и целая серия колёсных САУ и самоходных миномётов. В рамках ОКР «Набросок» готовится букет из «Флокса», «Дрока» и «Магнолии».

Самоходная установка «Флокс»

«Флокс» Уралвагонзавод впервые показал ещё в 2016-м. На бронемашине «Урал-ВВ» смонтирована 120-мм универсалка 2А80. Такая машина может стать заменой и буксируемого грузовиком «Урал» 120-мм миномёта, и буксируемой гаубицы Д‑30.

«Флокс» открывает огонь практически с ходу. Наводка и корректировка ведутся прямо из бронированной кабины. Без участия расчёта «Флокс» делает 28 выстрелов из «оперативной» укладки, а общий возимый боекомплект — 80 выстрелов.

«Флоксы» могут стать орудиями поддержки на уровне батальон-полк для мотострелковых частей на колёсной технике как вооружённых сил РФ, так и Росгвардии.

Для ВДВ может быть интересен «Тайфун-ВДВ» с 82-мм автоматическим миномётом в башне («Дрок»). Тем более, что линейные бронемашины ждут в десанте в 2019-м. Калибр, конечно, по современным меркам невелик, зато подойдёт разведбатальонам и десантно-штурмовым частям.

2С41 «Дрок» 

«Дрок» умеет подкатить и оперативно насыпать мин со скоростью 12 штук в минуту. По сути, это более защищённая и мобильная вариация «шишиги» с «Васильком» в кузове. Разработчик уверяет, что и в горных частях может прижиться этот «низкорослый кустарник». Но путь его наверняка будет тернист. Горные мотострелковые бригады используют бронемашины «Тигр», поэтому необходимость унификации платформ отпадает.

Горным стрелкам скорее пригодится 120-мм самоходный миномёт МЗ-304 «Горец» на базе «Тигр-М». Правда, схема перезарядки у него хитрая — ствол миномёта опускается и пополняется миной из кабины через специальное отверстие. С точки зрения практической скорострельности — неоднозначное решение.

Конечно, миномёт можно снять и поставить рядом на опорную плиту, но тут уже уменьшается и защищённость экипажа-расчёта, и возможность побыстрее свалить от контрбатарейного огня.

Все эти машины разрабатывает входящий в «Уралвагонзавод» НИИ «Буревестник», специализирующийся на боевых модулях для бронетехники. В том числе там соорудили и «Кинжал» с 57-мм пушкой для БМП Т-15.

Что же из этого примет на вооружение минобороны? Вероятно, решение будет Соломоновым — купят всего понемножку.

Зачем цветы десанту?

Ну, во-первых, «ноны» всё-таки давно пора менять. Машины имеют свой ресурс, да и прицельные комплексы шагнули за 30 лет далеко вперёд. Во-вторых, уже сказано об определённой унификации шасси в ВДВ, которая должна всё-таки упростить вопросы снабжения и обслуживания техники. В теории.

В-третьих, воздушно-десантным войскам Генштаб уделяет очень большое внимание (порой в ущерб сухопутным войскам), полагая их основой войск быстрого реагирования. В принципе смысл в этом есть, и сейчас «крылатая пехота» становится всё менее крылатой и всё более пехотной аэромобильной.

(Фото: Минобороны России)

К тому же боевая практика применения десантников в локальных конфликтах показала слабость вооружений и зависимость от приданных для усиления танков и артбатарей. Потому, учитывая национальные особенности межведомственных согласований на поле боя, воздушно-десантные дивизии и бригады получили в полное распоряжение сначала роты, а потом и батальоны танков. Не зря лелеялись планы по 152-мм десантируемой САУ (надеюсь, обойдётся без собственной версии «Ярса», но это не точно). В СССР, кстати, войска дяди Васи чуть не продавили ядерные ракеты, запускаемые с Ан-22 для тотального подавления вражеской ПВО на месте высадки.

В целом, такая САУ нужна ВДВ в текущей конфигурации. Однако у многих экспертов вызывает вопросы сама концепция авидесантируемых боевых машин. Дело в том, что такая техника пестовалась в СССР в то время, когда воздушный десант считался одним из стратегических инструментов глобальной войны. В современной практике боевого применения найти задачи, требующие десантирования бронетехники, кроме как на учениях, крайне сложно.

Да и возможности отечественной военно-транспортной авиации ограничены. И всё чаще звучат доводы, что ВДВ России слишком раздуты и нужны совсем для других задач и в другом тактическом исполнении. Новости о грядущем реформировании парашютно-десантных и десантно-штурмовых частей подтверждают эти выводы.

Необходимость влезть в прокрустово ложе требований к выброске делает подобную технику очень дорогой и слабозащищённой. А также множит количество систем на довольствии ВС РФ. Такое разнообразие не может позволить себе даже военный бюджет США, который бодипозитивней на целый порядок. Да и многие другие богатые армии стремятся сокращать количество платформ в войсках до минимума.

И когда-то в плане бронетехники придётся «отсекать все лишнее», пока тыловые и финансовые войска не потерпели поражение. Иначе рискуем получать сгорающие до пепла алюминиевые машинки, которые так красиво смотрятся на рекламных плакатах.

Алексей Бортников