Схемщик, тесть депутата БПП и друг Авакова. По кому ударил санкционный список России

Украина

Торговля между Украиной и Россией набирает обороты. По данным Госстата, за 11 месяцев прошлого года наша страна импортировала из России товаров на 7,4 миллиарда долларов, что на 17,1% больше, чем за аналогичный период 2017 года.

Федеральная таможенная служба РФ показывает еще большие цифры. По ее данным, за те же 11 месяц поставки российской продукции в Украину увеличились на 22,7% — до 8,6 млрд. долларов. Скорее всего, российская статистика более точная, чем наша. Отечественные таможенники «потеряли» 1,2 млрд. долларов по банальной причине.

«Обычно так называемая «зеркальная статистика» (то есть, аналогичные данные, зафиксированные таможнями по обе стороны границы) не совпадает, если на одной стороне товар проходит контрабандой и не «светится» в официальных документах», — пояснил экономист Алексей Кущ.

Наш экспорт в Россию тоже растет. По данным таможенной службы РФ, за 11 месяцев украинские поставщики отгрузили товаров почти на 5 млрд. долларов, что на 14% превышает аналогичные показатели 2017 года.

Впрочем, как раз последний показатель может оказаться под ударом. 

Напомним, что в прошлом году РФ трижды вводила санкции против нашего бизнеса (в ответ на аналогичные действия Украины).

Санкционный список был опубликован 1 ноября, а затем дополнен 25 декабря. Но пока экономическое влияние его не очень ощутимо, так как он вводился, как уже писала «Страна», по политическим мотивам. Поэтому, судя по всему, выстрелит ближе к выборам.

Другое дело — список от 29 декабря 2018 года. В нем — перечень конкретных товарных кодов, которые нашим предприятиям нельзя поставлять в Россию. По подсчетам правительства РФ под него попали товары, экспортируемые из Украины в Россию на полмиллиарда долларов в год.

«Страна» решила узнать как они повлияли на украинский бизнес и наш экспорт в Россию.

Черные списки России

«Страна» уже подробно писала какие компании и почему попали в первый «черный» санкционный список от 1 ноября 2018 года. В нем, в частности, нефтетрейдеры («Галнафтогаз» владеющий сетью заправок «ОККО»), аграрии и пищевики («Нибулон» Алексея Вадатурского, «Кернел» Андрея Веревского, «Мироновский хлебопродукт» Юрия Косюка, «Украинский бекон», «Фаворит плюс», ГПЗКУ и пр.), машиностроительные предприятия («АвтоКраз» Константина Жеваго и Харьковский тракторный завод Александра Ярославского), химические заводы («Азот», «Ривнеазот» Дмитрия Фирташа) и другие.

«Страна» разобралась, по какому принципу Россия отбирала претендентов в этот список. Туда попали предприятия, которые могли годами не поставлять свою продукцию в РФ, но все же сохраняющие интересы в соседней стране (к примеру, активы, сервисные или партнерские предприятия и пр). Либо же те, кто, наоборот, нацеленные не на продажу, а на покупку, как, скажем, «Галнафтогаз», приобретающий через посредников российский бензин.

Последний «предновогодний» санкционный список, который появился 29 декабря, менее очевиден. В нем — лишь длинные вереницы цифр. Перечислены десятки кодов ВЭД, которым отныне запрещен доступ в РФ. В этом перечне, в частности, аграрная продукция (пшеница, подсолнечное масло, кондитерские изделия, шоколад, овощи, соки, вино и др.), бумага, стройматериалы, продукция химпрома, машиностроения, оборудование, мебель, предметы гигиены (например, прокладки) и пр.

«Страна» выяснила, какие украинские компании экспортировали в Россию продукцию под этими кодами. Сразу стоит отметить, что, как и в случае с первым списком, во второй попало немало товара, который в Россию давно не поставляется, и это касается, в первую очередь, почти всей пищевой продукции. «Ни ликеро-водочные, ни винные предприятия давно не ничего не экспортируют в Россию. Это касается как частных компаний, так и государственного концерна «Укрспирт», — пояснила «Стране» исполнительный директор Ассоциации «Укрводка», Алина Шолохман. О давно разорванных связях с РФ заявили также в компании «Кернел».

Причины внесения в черный список тех, кто, на первый взгляд, «ни при чем», прежние — перекрыть любую деятельность на российском рынке. К примеру, «Кернел» Андрея Веревского давно не экспортирует в РФ подсолнечное масло, но до сих пор владеет терминалом в Тамани Краснодарского края, рассчитанном на перевалку 6,2 млн.т зерна в год.

Кого зашифровали в коды

Впрочем, в последнем санкционном списке есть и немало компаний, для которых обрубили «живые» торговые связи с Россией.

Согласно российской таможенной базе, по коду 34 02 «Вещества поверхностно-активные органические, поверхностно- активные средства» в РФ поставляет украинское ООО «Эльфа Лаборатория» (подразделение компании «Эльфа»).

По коду 2517 «Галька. гравий, щебень» — ООО «Укрроскаолин» и «Майдан-Вильский карьер». Основателем первого в базе Yourcontrol указан полный тезка экс-регионала Анатолия Леонидовича Коржева, народного депутата 5 и 6 созывов.

«Майдан-Вильский карьер» входит в состав холдинга «Керамическая группа «Голден Тайл». бенефициаром последнего является харьковский бизнесмен Валентин Шеветовский.

Наш экспортер, работающий по коду 4805 «Бумага и картон немелованные прочие» — ЧАО «Рубежанский картонно-тарный комбинат». Он далеко не новичок на российском рынке. Более того, в 2011 году Рубежанское предприятие, которое принадлежит бизнесмену Геннадию Минину, приобрело более 50% акций российского предприятия «Пэкэджинг Кубань» (Тимошевск, Краснодарский край).

Сделка была проведена через офшоры. Российское предприятие купил британский холдинг DS Smith Group, который является совладельцем Рубежанского КТК (49,6% акций). А в 2014-2015 г на российском рынке бумаги вспыхнул скандал. Всего за год цены на вторсырье выросли втрое. Российские переработчики макулатуры заявили, что всему виной экспортеры, которые массово вывозят макулатуру за границу. И 70% этих объемов, якобы, поставлялось в Украину, — писали российские СМИ.

В числе получателей называли в том числе «Рубежанский картонно-тарный комбинат» Геннадия Минина. Сын Минина, якобы, владел в России предприятием-заготовителем макулатуры. Продавая вторсырье по завышенной цене, он мог претендовать на повышенное возмещение НДС, что, собственно, и делалось.

В Украине предприятие также попало под колпак налоговиков. Его обвиняли в уклонении уплаты НДС почти н 5,5 млн. грн. Как указано на официальном сайте комбината, сейчас он экспортирует 25% своей продукции в страны Балтии и СНГ. Несложно предположить, что запрет экспорта в Россию может оказаться для предприятия достаточно болезненным.

По коду 4814 «Обои и аналогичные настенные покрытия; бумага прозрачная для окон» — черниговский Торговый дом «Славич». и ООО «С.Л.Г». Владельца «Славича» Анатолия Бондаря на Черниговщине называют обойным королем. Также он — тесть нардепа от БПП Анатолия Евланова (его дочь Бондаря Елена также входит в список соучредителей «Славича»), который ранее попал в российский санкционный список.

Прицепы и полуприцепы для сельского хозяйства в Россию возит ООО «Завод Кобзаренко». Его владелец Анатолий Кобзаренко — член регионального подразделения Аграрной партии и давний приверженец идеи о полном разрыве связей с Россией. В одном из интервью, он утверждал, что его предприятие отправляет на экспорт порядка 50% своей продукции. В числе покупателей Кобзаренко называл «стнаны Европы и СНГ», кода, вероятно, входила и Россия.

На официальном сайте предприятия перечислены его российские дилеры («Агроцентр» в Барнауле, «БАТС» в Белгороде, «ДТМ» в Тамбове, «Ростлайн Агросервис» в Тамбове и др.)

Машины и механизмы для приготовления кормов для животных (код 8436) в Россию поставляют полтавский завод «Электромотор» и «Харьковпродмаш».

«Электромотор» входит в бизнес-империю харьковского бизнесмена Всеволода Кожемяко. Его основной актив — сельскохозяйственная группа «Агротрейд», которая входит в десятку украинских зернотрейдеров.

Но сельскохозяйственную продукцию от в РФ не поставляет, зато экспортирует туда оборудование для животноводческих комплексов. Всеволод Кожемяко называют одним из основных спонсоров харьковской «Самопомощи». Он также известен своей волонтерской деятельностью (создал благотворительный фонд «Мир и порядок»), участием в формировании добровольческих батальонов и личной дружбой с министром МВД Аксенов Аваковым (одно время Кожемяко был его советником).

Другой харьковский предприниматель — владелец предприятия «Харьковпродмаш» Александр Мащенко (ему, согласно данным агентства SMIDA, принадлежит 98% акций), также имеет неплохие связи в правительстве. В прошлом году продукция «Харьковпродмаша» попала в список производителей, закупка техники которых частично компенсируется аграриям (возвращают 25% от стоимости) из бюджета (всего на эту программу выделили около 1 млрд гривен). Но доступ на российский рынок для него теперь закрыт.

Есть также поставщики оборудования для производства хлебобулочных изделий (код 8438) — «Смелянский машиностроительный завод» (Черкасская обл.), а также сахара — «Проектно- монтажное управление «Сахавтомат» (Харьков). Среди клиентов последнего — крупные российские компании — группа «Русагро», «Разгуляй», «Продимпекс» и др. Компания имеет также подразделение в российском Белгороде — «БелСах автомат». Собственники предприятия — непубличные харьковские бизнесмены Александр Яровой и Дмитрий Косенко.

По коду 8501 «Двигатели и генераторы электрические» работает украинское государственное предприятие «Завод Электротяжмаш».

Минус 175 миллионов и крест на приватизации

Комментируя вопрос российских санкций, в Нацбанке уверяют: украинские экспортеры не понесут существенных потерь.

«По оценкам НБУ, общие чистые потери экспорта товаров от новых санкций России (от 29 декабря 2018 года — Прим.Ред.), учитывая значительную импортную составляющую в экспорте машиностроения, будут незначительными, а влияние санкций на ВВП – близким к нулю», – заявили в Национальном банке.

В тоже время, стоит отметить, что статистики за январь, которая бы показывала реальное влияние санкций, который введены против украинских товаров.

Глава секретариата Совета предпринимателей при Кабмине Андрей Забловский говорит, что российские санкции наиболее опасны для нашего машиностроения — найти другие рынки сбыта будет проблематично, а Европа для большинства компаний попросту закрыта. То же касается химпрома. Впрочем, по словам Забловского, украинские компании уже начали искать обходные пути на российский рынок, частности, реэкспортируют товар через партнеров в Казахстане, или, как в случае с лакокрасочными предприятиями — в Грузии.

Параллельно те же производители оборудования и химической продукции усилили натиск на африканские и азиатские рынки, где их продукция неплохо продается, — говорит Забловский.

Кстати, обходные пути ищут не только промышленники, но и пищевики. Недавно «Россельхознадзор» сообщил, что сырный продукт из Сербии производителя SREMSKA MLEKARA DOO, которого в РФ завезли около 4 тысяч тонн, на самом деле имел украинское происхождение.

Впрочем, по словам Алексея Куща, потери все же будут. «Это не полмиллиарда долларов, как подсчитали в России, но все же несколько сотен миллионов. Основной удар придется по машиностроению, которой и так деградирует. Есть опасения, что двух лет изоляции достаточно, чтобы полностью потерять эту отрасль», — говорит Кущ.

Присутствие в санкционном списке грозит и другими проблемами, как в самой России, так и по всему миру. Во-первых, есть ограничения на любые операции с активами в России, а они у многих попавших под санкции компаний, есть. Во-вторых, к «санкционным» подозрительно относятся на западе — как потенциальные бизнес-партеры, так и кредиторы.

«Россия — член организации по борьбе с отмыванием денег FATF, а также далеко продвинулась в присоединении к BEPS (борьба с уклонением от налогообложения). Поэтому ее санкции имеют определенный вес в мировом бизнес-сообществе», — говорит Кущ.

Он, в частности, прогнозирует сложности с приватизацией «Элетротяжмаша», который государство планирует продать уже давно.

«Понятно, что в борьбу за предприятие под санкциями не включится ни один серьезный иностранный инвестор», — резюмировал Кущ.

Людмила Ксенз