«Северный поток — 2» сделает ситуацию в европейской энергетике более надёжной

Украина

Однако игру ломают американцы

Манфред Ляйтнер, член правления австрийского энергетического концерна OMV, участвующего в строительстве газопровода «Северный поток — 2», в интервью газетеDer Standart изложил позицию концерна по поводу перспектив этого проекта. 

Вероятность того, что газопровод будет введён в строй к концу 2019 года, как запланировано, он оценил в 90%. Даже в случае если в ЕС спрос на природный газ не увеличится, на фоне сокращения добычи топлива потребность Европы в его импорте вырастет к 2022-2023 гг. на 35-40 млрд кубометров, а к 2030 г.  –  на 50 млрд кубометров. «Украина длительное время не вкладывала средств в трубопроводную сеть», — говорит Ляйтнер, поэтому дополнительный трубопровод сделает ситуацию более надёжной. 

К тому же по сравнению с началом 2010-х гг. ужесточились требования климатической политики. «Сейчас немыслимо сказать – давайте построим электростанцию и будем топить нефтью. Сложился консенсус, что надо отказываться и от угля. Это значит, что без газа не обойтись». Гипотетически, если бы все европейские электростанции, которые сейчас используют уголь и нефть, перевести на природный газ, выбросы CO2 сократились бы наполовину, то есть была бы достигнута цель, которая в климатической политике поставлена на 2030 г. 

Однако в игру вступили американцы. С помощью фрекинга (метод гидроразрыва пласта), не обремененные жесткими экологическими требованиями США добывают больше газа, чем это необходимо для внутренних потребностей. Сначала в США произошло вытеснение газом угля, в результате чего дешевый уголь стал поступать в Европу. Теперь американцы ищут рынки сбыта для своего СПГ. Этим и обусловлено их противодействие строительству «Северного потока — 2».

«Что бы сказало правительство США, если бы Евросоюз объявил, что оно не должно строить трубопровод XL из Канады в США?» –  спрашивает Манфред Ляйтнер. В ноябре 2016 года Барак Обама по экологическим соображениям  запретил строительство этого нефтепровода. Однако в марте 2017 г. новый президент Дональд Трамп выдал разрешение на строительство как нефтепровода XL, так и нефтепровода Dakota Access Pipeline. Против строительства обоих трубопроводов экологические организации выступили с судебными исками. 

Соб. корр. ФСК